Команде NUSELF повезло: нас окружают удивительные героини — вдохновляющие, самодостаточные и стильные. Настоящие #NUSELFgirl! Поговорили с экс-редактором глянца и селебрити-стилисткой Катей Мухиной о поиске стиля, откровенных нарядах и силе духа.

— Как обычно выглядит ваш день? 

— Сейчас совсем не так, как раньше. До пандемии я каждый день просыпалась очень рано. Когда работала в Elle, утренние встречи могли начинаться и в 8. После такого активного старта дня я ехала в редакцию, работала там, а потом снова убегала на вечерние встречи.  

Дальше начался ковид, и мы от безысходности стали проводить редколлегии и другие собрания в Zoom. Если честно, это абсолютно не мое — я за живое общение и встречи с глазу на глаз. Только так можно почувствовать энергетику и обратную связь — а это помогает решать вопросы. Ты одной только интонацией можешь показать свой ответ. Сообщения этого не передают, более того — чаще всего искажают подачу, потому что каждый человек воспринимает их через призму собственных комплексов и переживаний. 

— Удаленная работа сильно повлияла на вас? 

— Конечно, вся работа была в телефоне — у меня даже зрение село. Но благословлен человек, который придумал айфон, — я не люблю почту, там сложно все сделать оперативно, а в любом мессенджере легко раздавать правки мгновенно. 

Платье Róhe, мюли Le Monde Béryl, ремень Lebrand / Платье Kalmanovich, мюли Le Monde Béryl, серьги Gohar, кольцо Gohar, кольцо Gohar 

— Как изменилась ваша жизнь сейчас? 

— Сейчас все испытывают тревогу за завтрашний день и переосмысляют свою жизнь и ценности. Я понимаю, что не имею права унывать и сидеть дома — мне надо дальше работать, зарабатывать деньги для детей. Они — мой главный фокус. Поэтому я выработала правило:  до 12 часов дня я полностью погружена в младшую дочь Матильду. Меня даже друзья спрашивают: «Куда же ты пойдешь работать с таким графиком?» Но в основном работа из одного главного проекта в жизни превратилась в сотни маленьких. Сейчас я преимущественно занимаюсь стайлингом — он и раньше приносил дохода больше, чем работа в журнале. Многие злорадствуют: «Ой, ну все, халявная жизнь закончилась», — но я как работала личным стилистом, так и продолжаю.

Надо сказать, что мне повезло: я не пишущий редактор, а снимающий. Поэтому у меня есть возможность продолжать заниматься стайлинг-консалтингом, чтобы оплачивать старшей дочери Маше жизнь в Великобритании и няню для младшей. Сейчас семья для меня на первом месте. 

Сумка YUZEFI  / Жакет Ushatava, брюки Chaud Studio, майка Róhe, лоферы HEREU, сумка AESTHER EKME, сумка Low Classic

— Кроме точечных сторонних проектов вы также развиваете свои.

— Да, я запустила платформу mukhins.com, потому что почувствовала, что мне есть что сказать — и как сделать это с душой. А еще распродаю свой архив в телеграме

— У вас получился прямо небольшой ресейл-проект. Как пришла его идея?

— Я просто поняла, что ходить в этих вещах особо некуда. Мое тело после родов ожидаемо изменилось — это раньше я была 34 французского размера, а сейчас грудная клетка и плечи стали шире. Маша тоже выросла — у нас с ней разные фигуры, поэтому большинство моих вещей не подходит и ей. 

Грустно, когда вещи просто висят. А сейчас я получаю сообщения и фотографии от людей, которые покупают у меня одежду, и вижу, как она находит новую жизнь, радует своих обладателей. Я прямо кайфую, что становлюсь проводником радостных чувств. Да и гид, который я выпустила на платформе, — это тоже способ дать людям положительные эмоции. С такой же мыслью я веду соцсети — хочу, чтобы они поднимали людям настроение. Конечно, не все могут разделять мой вкус или мое чувство юмора, но я и не сумка Chanel, чтобы всем нравиться. 

Жакет LOULOU STUDIO, шорты-бермуды Lebrand, футболка Joseph / Сумка YUZEFI, ремень Lebrand

— Давайте поговорим о вашем личном стиле. Как бы вы его охарактеризовали?

— В повседневной жизни у меня абсолютно французский стиль. Вечером я обожаю наряжаться: мини, банты, кружева, перья… Но обычно я абсолютная парижанка. 

Иногда я смотрю на девчонок, которые всегда ходят на каблуках и в платьях, и восхищаюсь ими. Мой образ на каждый день — это джинсы, косуха или пиджак оверсайз. Но у нас погода, простите, не позволяет быть француженкой постоянно! 

— Да, в Москве есть где-то неделя на это. 

— Пара дней весной и осенью. Когда я разбирала вещи для ресейла, то посчитала: у меня около 30 тренчей и 60 пиджаков… И то, и то я ношу примерно пять раз в году. Конечно, если бы я жила в Париже или Милане, то одевалась бы как стилистка французского Vogue: кожаные штаны, майка, большой пиджак; с сигареткой, на шпильках и с растрепанными волосами. Но с нашим климатом это нереально. 

Поэтому я иногда ношу треники и биркенштоки — так тепло и удобно. Я люблю гулять по городу, но как в Москве можно много ходить пешком в чем-то другом? Зимой я обычно выгляжу, как снеговик и вспоминаю Вику Давыдову, которая, когда мы работали вместе, надевала угги, шапку, укутывалась в шарф и так шла домой. Сейчас я ее абсолютно понимаю — когда ты в тепле, то можно пройтись по улицам спокойно, особенно когда скользко и со всех сторон летит снег. Выбегать на ланч на каблуках мне уже просто лень. 

— Получается, ваш стиль сформировался под воздействием обстоятельств? 

— Да и типаж у меня такой. Мне вот нравятся женщины, как из фильмов Феллини, но я сама абсолютно не такая. 

Это, кстати, главная проблема людей, которые ищут свой стиль. Нужно в первую очередь понять, кто ты, и перестать смотреть на окружение. Сейчас, с развитием соцсетей, это сделать еще сложнее — все следят друг за другом и пытаются что-то перенять. Но важно помнить, что у нас у всех разные пропорции и образ жизни. 

Помню, одно время все ходили в юбках Ульяны Сергеенко. Нет вопросов, сама Ульяна изящная, как статуэточка, и выглядит в них восхитительно. Но не каждому такая одежда пойдет. 

— А есть ли у вас вещи, которые вы считаете самыми сумасшедшими?

— Да полно таких! Однажды я попросила Яну Расковалову сшить мне платье, как у Мирей Дарк в фильме «Высокий блондин в черном ботинке» с Пьером Ришаром: с максимальным вырезом на спине, дальше копчика. Я в этом наряде пошла на свадьбу, где должен был быть мой бывший муж. Ко мне тогда еще подходили очень юные девушки и говорили: «Катерина, у вас видно попу». А я отвечала: «Когда будет не видно — предупредите». 

— И как нащупать эту тонкую грань и не скатиться в вульгарность?

Мне здесь помогает насмотренность. Надо чувствовать и балансировать — нельзя выйти в люди в кружевах или с открытым копчиком, но при этом накрасить губы красным и нанести на глаза блестки — это уже будет перебор. Еще имеет значение типаж. 

Конечно, и у меня были ошибки. Бывает, переодеваешься в такси в тот лук, который тебе прислали, и не знаешь, что из этого выйдет. Поэтому сейчас я наслаждаюсь тем, что могу спокойно ходить в своих вещах и точно знать, как они на мне сидят. 

Пальто Lebrand, футболка Joseph, джинсы SLVRLAKE, ботинки Dear Frances, джемпер-поло AND the brand / Платье WOS, мюли Le Monde Béryl

— Чтобы носить смелые наряды, надо иметь очень уверенное представление о себе и своей фигуре.

— У меня нет никаких иллюзий насчет себя — я четко знаю все плюсы и минусы. Да, у меня есть морщины — ну и что? Мне не 20 лет — у меня дочке уже почти 20 — я не могу играть молодую девочку. Надо уметь принять свой возраст.

Хотя я, естественно, тоже переживаю, когда вижу, как меняюсь. Недавно прочла пост Шахри [Амирхановой], где она делится тем, что сначала ненавидела свои морщины, а потом приняла и полюбила их. Вот это самое главное в женщине — мудрость и энергия. 

— Харизма?

— Именно! Поэтому бывает, что человек не подходит под стандарты красоты, но выглядит сногсшибательно. Можно быть как Элен из «Войны и мира» — красивой, но холодной картинкой, а можно как Шер, Тина Тернер или Флоренс Уэлч — вызывать буквально мурашки. 

Мы в России, к сожалению, заточены на идеальность. Тебя может на вечеринке неудачно поймать фотограф — со складками на животе или уставшим декольте. Люди это видят и начинают комментировать — эмпатии и уважения совсем нет, постоянно хочется найти какой-то изъян в другом, даже если у тебя такие же складки.  

Мне же, наоборот, важно отмечать хорошее и делать комплименты тем, кто выглядит классно. Нам и так еще по сто раз скажут, что с нами не так и зачем мы вырядились.

Платье Kalmanovich, мюли Le Monde Béryl

— Расскажите про ваши отношения со спортом.

— Я мастер спорта по гимнастике. И меня, по сути, воспитали бабушка и тренер. Но сейчас я не пойду бежать марафон, даже если мне заплатят. У меня с шести лет такие тренировки, что никому и не снилось: по 5 часов шесть дней в неделю. Так что я свое отпахала.

Сейчас я занимаюсь только аргентинским танго, чтобы укреплять стопы, — в апреле будет два года, как я травмировала ногу, и до сих пор с трудом могу подняться на полупалец или ходить на каблуках.  

— Получается, про то, как себя дисциплинировать и все успевать, вас спрашивать глупо, — это у вас с детства?

Сама не знаю. Я всегда на драйве, всегда что-то делаю. Могу разве что книжку спокойно почитать. Вспоминаю, как в карантин многие сходили с ума от скуки, и не понимаю — как может быть нечего делать? Всегда ведь можно перебрать вещи, научиться готовить, пойти на спорт. А еще я восхищаюсь людьми, которые могут спать днем, — сама бы задремала, но просто не умею. 

Главные тренды, подборки от стилистов и эксклюзивные предложения — в телеграм-канале Nuselfish