Команде NUSELF повезло: нас окружают удивительные героини — вдохновляющие, самодостаточные и стильные. Настоящие #NUSELFgirl! Знакомьтесь с журналисткой и подкастеркой Викой Малаховой, которая прививает аудитории любовь к книгам.

— Виктория, раньше вы работали в глянце, сейчас занимаетесь подкастами. Можете кратко рассказать о своем карьерном пути?

Где-то в 2012 году я начала стажироваться в глянцевых изданиях. Работала в Allure, бьюти-редактором в Elle и старшим редактором сайта Glamour. Но уже около двух лет я не работаю в штате. На сайте Buro 24/7 отвечаю за раздел BURO. Beauty Kit, пишу про красоту, но еще про психологию, культуру, иногда затрагиваю социальные темы. 

С 2019 года я вместе с небольшой командой делаю подкаст «Виток» — о женщинах и для женщин. Параллельно мы готовимся к запуску нового проекта про культуру. Это будут разговоры с самыми разными героями: от режиссеров до священников — огромным количеством людей, с которыми мне интересно порассуждать о том, что такое человек, особенно в контексте нынешнего времени. 

Также я занимаюсь продакшеном подкастов для компаний и иногда работаю над разными сторонними проектами — например, пишу тексты для брендов.

— Тяжело было уходить в собственные проекты после долгой работы в больших издательских домах?

Не очень тяжело. На тот момент мне было тесно в роли полноценного редактора в штате, стало интересно делать другие вещи. И поэтому, когда я оказалась в свободном плавании, почувствовала себя комфортно. Надо сказать, что у меня все равно есть островок стабильности в виде Buro. Но сейчас появилось ощущение свободы — чувство, что я могу брать те проекты, которые мне интересны.

— И тревоги не было?

— Если и была, то только финансовая. Я привыкла чувствовать себя финансово независимой и переживала, что у меня не будет такого четкого ежемесячного дохода, который всегда был. Знаю, что другим редакторам сложно начинать и по иной причине: раньше ты ощущал себя частью чего-то большего, а теперь у тебя это отняли — или ты сам решил уйти. Но у меня такого не было. 

— То есть вам комфортно наедине с собой, своими планами?

Да мне вообще комфортно, когда сажусь утром за ноутбук, не контактирую ни с кем весь день и отвлекаюсь от работы только вечером.

— А можно сказать, что сейчас у вас стало больше свободного времени?

— Нет. (смеется) Вот как люди строят планы на год, так мой план на следующий — найти точку баланса. Моя проблема в том, что я люблю работать и остановиться мне сложно. Когда приходят интересные проекты, у меня включается режим Джима Керри из «Всегда говори “да”». Бывает, что потом об этом жалею, потому что сил на все и правда не хватает. Могу работать без передышки очень долго, а после чувствую истощение и ухожу на несколько дней в полный покой. Потом энергия появляется, и я снова совершаю ту же ошибку. Поэтому свободного времени у меня почти нет, но я от этого не страдаю. Здорово чувствовать себя востребованной, когда у тебя расписан календарь на несколько недель вперед. 

Топ LOULOU STUDIO, юбка Lebrand, туфли Le Monde Béryl

— Кроме поиска золотой середины между желанием взять все классные проекты мира и пониманием, что нужно и отдыхать тоже, что самое трудное в работе на себя?

— Именно то, что ты работаешь сам на себя. У меня есть ощущение, что, когда ты — часть большой компании, тебе будто не нужно доказывать другим и себе свою профессиональную ценность — за тобой стоит бренд и он уже о многом говорит. И ты точно знаешь, какой у тебя круг задач, их можно увидеть и объективно оценить — выполнил ты их или нет. Когда ты делаешь свой проект — ты делаешь все. 

Делегировать тоже сложно, у меня у самой с этим проблемы, как и у всех, кто начинает работать самостоятельно.

— Сложно, потому что кажется, что никто не сделает так, как ты сам?

— Да, как будто ревность появляется. Когда ты часть системы, ты больше доверяешь коллегам. У меня всегда был подход, что, даже работая в медиа, я отношусь к этому делу так, будто оно мое. Но когда это действительно твое дело, чувство ответственности становится в несколько раз больше.

— С учетом такого разнообразия задач, как выглядит ваш день?

— На самом деле скучно (смеется). Я просыпаюсь, завтракаю, делаю зарядку — есть одна видеотренировка на 8 минут, которую я смотрю уже много лет. Дальше сажусь за ноутбук — и все. Другие дела зависят от того, какие у меня задачи на день и есть ли ресурс. Я могу сделать перерыв на обед, размяться, но в целом не вылезать из компьютера до самого вечера. 

Но бывают, конечно, дни, которые мне нравятся гораздо больше. Вот за что ценю работу не в офисе, так это за возможность  проснуться и переиграть все планы — например, в середине дня сходить в музей. Буквально недавно я так пару часов провела в музее Востока — мне его советовали знакомые. Это был будний день, обеденное время, поэтому кроме меня там было только несколько групп школьников. Насладилась таким уединением. Потом сходила в любимую кофейню Eleven на Арбатской, почитала книгу. В общем, получила колоссальное удовольствие от этого дня. 

— Вы долгое время работали бьюти-редактором. Как это повлияло на ваше отношение к косметике, уходу?

— Сначала, как у любого, наверное, бьюти-редактора, была большая жадность ко всем средствам. Тебе действительно хочется попробовать все. Появляется ощущение, что нужно даже то, чем на самом деле ты и не пользуешься. У меня дома был огромный шкаф со средствами, которые я неистово тестировала и не успевала заканчивать, потому что присылали новые.

Сейчас у меня другой подход. Косметику для ухода я выбираю вместе с врачом-косметологом. Да и вообще я теперь покупаю средства сама, к этому сложно привыкнуть. (смеется). С уходом за волосами помогает трихолог. Декоративной косметикой я почти не пользуюсь — в повседневной жизни наношу только консилер и гель для бровей. Так что можно сказать, что у меня бьюти-аскеза. Единственное, чем я пользуюсь для удовольствия — средства для тела: скрабы, кремы, особенно в красивой упаковке, ароматы.

— А есть какие-то строгие правила ухода, которых вы придерживаетесь?

— Ничего нового не скажу: очищение, увлажнение — классическая схема. Но я правда горжусь тем, что ни разу в жизни не ложилась спать с макияжем. Да и если на волосах был стайлинг, то помою голову, несмотря на усталость. 

Самое главное, чему я научилась, — не бояться ходить к специалистам. Например, я думала, что у меня начали выпадать волосы, пошла к трихологу — выяснилось, что не показалось (смеется). Но врач похвалил за то, что я пришла вовремя. 

Если у меня будет дочка, я, конечно, надеюсь не превратиться в маму-ипохондрика, но тем не менее постараюсь донести, что не нужно все маскировать косметикой или покупать сыворотки, которые рекламирует блогер, а лучше обратиться к специалисту.

Корсет YUZEFI, брюки WOS, сумка YUZEFI, мюли Le Monde Béryl

— Давайте вернемся к вашему подкасту. Когда вы его только запускали, в России еще не было бума этого жанра. Не страшно быть первопроходцем? И почему вообще вы решили выбрать именно такой формат, а не, к примеру, текстовый блог?

— Я в то время слушала очень много подкастов на английском — например, шоу Гвинет Пэлтроу. Но на русском языке я ничего похожего не находила и решила попробовать сделать самой. Уже сейчас я понимаю, что у меня была большая потребность в общении с женщинами, чтобы избавиться от стереотипов. Я, конечно, всегда была в женском окружении, потому что работала в такой среде, но именно глубокие связи и разговоры встречались редко.

Почему именно подкаст? Я не фанат YouTube. У меня нет времени, чтобы прямо сесть и полноценно посмотреть видео. А с подкастом в наушниках я могу хоть прогуляться, хоть в душ пойти. И при этом у меня не теряется концентрация, хотя, к примеру, с аудиокнигами дела обстоят по-другому. Ну и плюс у меня муж работает со звуком, поэтому я точно знала, что у меня есть руки и мозги, которые мне помогут. 

Страшно было, конечно. Помню, когда я опубликовала первые анонсы, то прямо перевернула телефон, чтобы не видеть уведомлений. Но в итоге ни разу не пожалела об этой затее. 

— Но сейчас подкастов на русском стало больше, в том числе выпусков, которые которые затрагивают тему женщин в бизнесе, самоопределении. Вы это воспринимаете как конкуренцию или как возможность двигаться дальше?

Во-первых, я немного устала от формата, который делала. Поэтому сейчас и работаю над запуском другого подкаста. Во-вторых, я поняла, что эта моя потребность закрылась, азарт закончился, и сейчас меня интересует совершенно другой контент. Поэтому, честно, даже не знаю, какие сейчас существуют подкасты в похожей тематике. 

В целом я не очень люблю понятие конкуренции. В подкаст-индустрии я, наоборот, всегда радовалась, когда запускались новые проекты, потому что они знакомили с жанром новых людей, и наши аудитории росли. 

— Посоветуйте три подкаста, которые вы сейчас слушаете.

Я люблю подкаст Кинопоиска «Крупным планом». Там потрясающие ведущие — кинокритик Всеволод Коршунов и редактор Кинопоиска Даулет Жанайдаров. Они обсуждают новинки и не только кинопроката, и делают это с потрясающей харизмой и чувством юмора. 

Часто слушаю подкаст Юрия Сапрыкина «Полка», где обсуждается литература. Иногда туда приглашают очень интересных и доселе мне неизвестных гостей. Например, мне очень понравились недавние выпуски про Бродского и Чаадаева. 

И третьим я бы выбрала подкаст «Истории кино» Антона Долина. Он уже закрытый, поэтому его можно прослушать как полноценный курс по истории кино — начиная с братьев Люмьер и заканчивая условным Звягинцевым.

— Я так понимаю, что вам в основном нравятся подкасты образовательного толка? 

— Наверное, да, меня интересует кинокритика, литература. Я в определенный момент стала по-другому смотреть фильмы — и поэтому ценю любой контент, который мне помогает копнуть глубже, заметить детали. 

— Как так получилось, что вы пересмотрели свой способ смотрения фильмов?

Я посмотрела «Сталкер» Тарковского, и этот фильм изменил мое восприятие. 

У меня много друзей-режиссеров, и, как люди изнутри индустрии, они обожают кино. Однажды мы с мужем встретились в Петербурге с одним из таких друзей, и он долго рассказывал нам, как на него повлиял «Сталкер». Я про фильм, естественно, знала, но долгое время боялась его смотреть. После встречи мы с мужем решили, что тянуть дальше уже невозможно. Помню, я даже нашла тогда статью на Арзамасе «Как начать смотреть Тарковского?». Первым нашим фильмом стал «Солярис», который тоже произвел на меня огромное впечатление, я сидела в мурашках на протяжении всего фильма. Потом мы включили «Сталкер». Я как будто поняла, как можно воспринимать кино, как кино может с тобой разговаривать и как после фильма можно почувствовать себя измененным.

— А что из последних фильмов вас впечатлило?

«Сядь за руль моей машины» — я бы посмотрела его еще раз, это, кстати, был первый раз, когда я прямо в кинотеатре писала заметки в телефоне, меня очень многие моменты зацепили. Еще, наверное, «Тайная жизнь» Терренса Малика, очень актуальный сейчас фильм. И «Камон Камон» мне понравился, очень добрый.

Жакет Erika Cavallini, топ Róhe, брюки Erika Cavallini, кафф Gohar

— Многие вас знают в том числе как человека, который много читает. Так было всегда, с детства?

— Да, с самого детства я каждую неделю ходила в библиотеку, и меня знали все сотрудницы, потому что постоянно заканчивался читательский билет. Когда мне было 13 лет, я мечтала, что вырасту, буду ходить по магазинам и покупать все книги, какие захочу. Сейчас смотрю на количество книг в моем доме и понимаю, откуда это пошло. 

Иногда я слышу разговоры детей и родителей в книжных, где подростки уговаривают купить им книжку, а взрослые не соглашаются или делают это нехотя. Мне от этого ужасно грустно. Но понимаю, что книги сейчас стоят очень дорого — и не все родители могут позволить такие покупки.

 

— Да и кроме финансового вопроса всегда есть заблуждение, что нужно читать Толстого, а не какого-то условного Гарри Поттера. 

— Да, зачем тебе новая книга, если дома целая библиотека и томик Толстого, который передался от прабабушки? Но, мне кажется, такой подход становится сильным препятствием. Потому что ты, конечно, дойдешь до Толстого и получишь колоссальное удовольствие от «Войны и мира», но прежде можно почитать и что-то другое.

У меня любовь к книгам очень долгая и, надеюсь, на всю жизнь. Пока не было момента, когда я не захотела бы читать. Бывало, я меняла направления — после журфака, где мы читали много классики, захотелось переключиться на современных авторов. А сейчас я снова взяла «Анну Каренину» и «Доктора Живаго» — перечитываю и отмечаю, что эти произведения воспринимаются совсем не так, как в университете.

— А была такая книга, которая сформировала вас, как человека?

— Однозначно, Библия. Я из очень верующей семьи. Когда была маленькой, у меня была детская Библия, но мне всегда хотелось читать взрослую, как у папы: в красивом кожаном переплете, с тонкими полупрозрачными страницами с золотым тиснением. Я не понимала ничего, что было написано, но мне просто нравилось держать это издание в руках. Помню, как однажды случайно порвала страницу и сильно переживала — такое трепетное у меня было отношение к книге. 

Когда я взрослела, то постепенно изучала Библию. И для меня до сих пор это самая великая книга. Она есть у меня в телефоне, в виде приложения, в печатном виде, я могу буквально каждый перечитывать строку, главу или момент, который мне нравится, — и каждый раз он читается по-разному. Я даже проводила эксперимент: на протяжении недели читала один и тот же фрагмент. И удивительно, но из раза в раз находила в нем новые мысли. Это мое личное доказательство того, что книга великая. 

— А у вас бывает читательский ступор? Как вы из него выходите?

— В прошлый раз мне помогла книга Донны Тартт «Щегол». Она пугает своим размером, но захватывает настолько, что читается очень быстро. Я ее дочитала, «поставила галочку» — и сразу захотелось продолжить ставить галочки — наверное, это что-то на уровне гормонов, дофамина. 

Недавно похожий ступор был у моего мужа. Он слушал лекции, смотрел образовательные видео, но никак не мог сесть почитать. Я вручила ему «Диалоги с Сокуровым» — она написана не как полотно текста, это на самом деле расшифровка его публичных выступлений, поэтому читается легко. И, как только муж ее дочитал, галочка была поставлена, он с легкостью взял следующую книгу. В общем, нужно найти и дочитать до конца что-то увлекательное. Или еще можно обратить внимание на книги, которые помогают разобраться в насущных, например, рабочих вопросах. 

Рубашка Róhe, брюки Lilit for Cocos, серьги Rayya, кольцо Gohar, туфли Le Monde Béryl 

— А что вы больше читаете — художественную литературу или нон-фикшн?

— Сейчас художественную, нон-фикшн у меня не так хорошо идет. 

— Сейчас можно отметить рост популярности книг около психологической направленности — не всегда даже качественных — как вы к этому относитесь?

Как раз недавно я слушала интервью Галины Юзефович, ее спросили — что делать, если не получается просто взять и прочитать «Братьев Карамазовых»? Она предлагает развивать читательский навык, как это делают с детьми. Начинайте со сказок, фэнтези, чтобы в итоге вам захотелось подняться на ступеньку выше и взять в руки этих злосчастных «Карамазовых». 

У меня есть ощущение, что с психологией то же самое. Как бы мы ни относились ко всем этим специалистам из соцсетей, которые говорят очевидные вещи, кому-то они могут помочь сдвинуться с мертвой точки.

— Было такое, что художественная книга вызвала у вас резкое отторжение?

Да, это был «Лавр» Евгения Водолазкина. Но я должна была дочитать, потому что мы договорились обсудить ее в книжном клубе. Интересно другое: даже спустя время, после того как я закончила ее читать, я возвращаюсь к ней в мыслях и даже иногда перечитываю один отрывок. То есть в моменте она вызвала сильный негатив, но в общем повлияла на меня в положительном ключе. В итоге я сейчас слушаю другую книгу Водолазкина — «Авиатор», и она тоже временами вызывает отторжение, но я уже смотрю на это иначе. 

— А вы дочитываете книги, которые вам не нравятся?

— Нет. Но, допустим, с тем же «Лавром» я чувствовала негатив, но увидела в нем ценность — и поэтому пошла до конца. А бывают книги, которые просто плохо написаны или переведены, — их я без сожаления откладываю.

— Назовите последнюю книгу, над которой вы плакали.

— Это, кстати, сложно, я редко плачу над книгами. Наверное «Маленькая жизнь» Ханьи Янагихары — это были не совсем слезы, но эмоционально чтение переживалось тяжело.

— И есть и у вас книги, к которым вы любите возвращаться?

— Библия. Еще мне нравится «Книга радости» — удивительная беседа двух религиозных деятелей Далай-ламы и Десмонда Туту. «Анна Каренина» и «Доктор Живаго» тоже сильно повлияли на меня в свое время, как и «Исповедь» Льва Толстого. Еще хочу перечитать «Моби Дик» Мелвилла. Помню, когда нам ее задали в университете, подумала, что история про китобойню — это абсолютно не мое, но в итоге она мне очень понравилась. Кстати, думаю, что это произведение тоже может вывести из читательского ступора. 

Благодарим пространство 3L Store за возможность проведения съемки.